«Пришли пьяные, замуровали в бетоне лом»
Фото: Муса Мусаев

Фото: Муса Мусаев

Корреспондент «Русской планеты» побывал на нелегальной бирже труда

В Махачкале на кольце, где заканчивается улица Батырая и начинается проспект Гамидова, всегда многолюдно. Если машина замедляет здесь ход или просто останавливается, вокруг нее начинают толпиться люди. Приезжий, оказавшись в такой ситуации, может растеряться. Но местные знают, что это уличная биржа труда. На машинах сюда подъезжают работодатели, к ним подходят соискатели. Если стороны договариваются, работников забирают на объект.

Стихийные базары, рынки, биржи в Дагестане не редкость, они возникают на пересечениях улиц, автодорог, федеральных трасс. Известная в народе махачкалинская биржа труда «под мостом» существует еще с 90-х годов, когда рабочие закрывшихся заводов и фабрик оказались без работы. Но после реконструкции моста на месте сбора безработных открыли автосалон. А безработные собираются чуть выше на «кольце» между проспектом Гамидова, и улицей Батырая.

– Здесь в основном неквалифицированные рабочие — грузчики, землекопы. Хорошего штукатура, плотника или специалиста по кладке стен на бирже очень сложно найти. Квалифицированных мастеров в Махачкале чаще ищут по объявлениям или через знакомых, — заявил корреспонденту «Русской планеты» продавец магазина сантехники, расположенного недалеко от биржи.

Он пояснил, что на бирже могут быть добросовестные и недобросовестные работники. Некоторые выдают себя, например, за штукатура или кладчика, хотя не могут качественно сделать эту работу. Иногда туда приходят студенты вузов, нуждающиеся в деньгах.

В воскресное утро помимо «биржевиков» здесь собираются торговцы голубями. Одни раскладывают клетки с декоративными птицами на тротуаре, другие демонстрируют пернатый товар, открывая багажники автомобилей. А ищущие работу «биржевики» стоят на противоположной стороне улицы. Одни подбегают к каждой остановившейся легковушке, другие ждут своей очереди. У некоторых в руках пакеты с рабочей одеждой.

Биржевики в основном работают в теплое время года. Зимой работодатели приезжают реже.

– Сейчас наша бригада из четырех человек выгружала корм для декоративных рыб, кроликов и кошек. Двадцать минут поработали и получили по 300 рублей, — рассказал мужчина лет 45 в шляпе. Он как бы полушутя представился Артемом из Молдовы и все рядом стоящие засмеялись.

Специальности, по словам «Артема», у него нет.

– Если бы в школе учились, мы бы здесь не торчали. Здесь те, кого в свое время выгнали из школы, кто не учился, хулиганил. Вот сейчас здесь ищем работу, находим. Часто спрашивают мастеров по кладке стен, штукатурке, бетонированию. Кто умеет, идет работать, кто не умеет, ждет подходящую работу. Иногда по три дня простаиваем, иногда в день два раза заказывают работу, — рассказывает собеседник.

Разнорабочий Тайбудар Магомедов ищет работу третий день. Он со своими друзьями выполняет погрузочно-разгрузочные работы, копает траншеи или ямы, разбирает старые стены. Родом он из высокогорного Цунтинского района. В Махачкале снимает квартиру. Жена и дети остались в горах.

– Работодатели тоже разные встречаются. Многие не соглашаются с нашими расценками, им кажется дорого, — рассказывает Тайбудар. — Но когда видят, сколько сил и времени мы тратим, соглашаются, что цена корректная, некоторые даже дают чуть больше той суммы, которую мы просили. Недавно поднимали «КамАЗ» кирпичей на третий этаж, поскольку кран туда не мог подъехать. Мы впятером попросили 15 тысяч рублей. Работодателю показалось много. Но видя, как мы работали и устали, ему стало совестно удешевлять наш труд.

Однажды, по словам Тайбудара, работодателю даже предложили поднять мешок, чтоб он понял, насколько тяжел труд разнорабочих.

– Мужик выглядел здоровее меня, но мешок не смог поднять даже на руки. Мы-то привыкли. Но все равно на здоровье это отражается. Спина, поясница начинают хандрить, — рассказал разнорабочий.

Тайбудар Магомедов в месяц в среднем зарабатываем 20 тысяч. Стать  «биржевиком» его заставила жизнь. В школе занимался боксом, участвовал в соревнованиях. Но из-за ножевых ранений, полученных во время драки, не смог продолжить спортивную карьеру. А драка произошла из-за пустяка. Играли в волейбол. Сделал замечание одному, за грубую игру. Тот ответил нецензурной бранью, за что был наказан. Спустя месяц обидчик поджидал его у дома, и в темноте пырнул ножом. Порезал мышцы, задел легкое. Долго лечился после этого. В армию тоже не взяли, а без военного билета невозможно устроиться в правоохранительные органы.

Магомедов ездил на заработки в Москву. Убедился, что там работу найти не легче.

– Здесь менталитет у людей одинаковый, понимаем другу друга. А там могут не дать деньги и не найдешь заказчика.

В последние годы в Дагестане все больше и больше привлекают рабочих из Китая, Вьетнама, Средней Азии. Они даже трудоустраиваются в коммунальные службы. Часто, по отзывам работодателей, китайцы и вьетнамцы даже не знают языка, но работают больше. Впрочем, по словам Тайбудара Магомедова, китайцы тоже халтурят. Штукатурка и шпатлевка у них начинает трескаться.

На противоположной стороне кольца стоит небольшая группа. Оказываются мигрантами из Белаканского района Азербайджана. Все по национальности — аварцы. Беседовать с включенным диктофоном они отказываются. Один из них объясняет, что каждый год они покупают трудовую квоту в Миграционной службе РФ, которая обходится примерно 2 тыс. рублей. Им легче найти работу в Дагестане, потому что в Баку, в азербайджанской среде, аварцам трудно адаптироваться. Менталитеты разные.

И хотя в Махачкале у них нет ни гражданства, ни жилья, они стремятся обустроиться здесь. Кто-то с трудом получает гражданство, другие живут по временной регистрации, продлевая ее через каждые три месяца, третьи — по трудовым квотам. Работодатели попадаются разные. Был случай: ребята отработали, пришло время расплачиваться, а работодатель выхватил пистолет, и они вернулись ни с чем. Но большинство клиентов — «нормальные люди». Некоторые оставляют контакты и обращаются повторно, становятся постоянными клиентами. Помимо этнических дагестанцев, среди трудовых мигрантов из соседнего государства есть и азербайджанцы. Но они не стоят на бирже, а большими бригадами выполняют бетонные работы в многоэтажных домах.

Житель Махачкалы Биарслан Саидов признался «Русской планете», что никогда не будет нанимать людей с «биржи». Однажды он договорился с троими из них, чтобы забетонировать двор. Те пришли, сказали, что голодные и попросили деньги на обед. Кое-как начали работать, а к вечеру попросили аванс, заявив, что им не на что ехать домой. На следующий день пришли с опозданием: двое пьяные, третий кое-как работал. Один из них устроил скандал, хвастался, что у него две квартиры, а деньги нужны, чтоб машину забрать со штрафстоянки. Начал требовать свою долю, хотя только пару раз взял в руки лопату. Ушел с угрозами, забрав 200 рублей. Двое остались и с горем пополам завершили бетонирование. Выполнили работу некачественно: оказалось, что они замуровали в бетоне лом.

«Нам реально детей сажать некуда» Далее в рубрике «Нам реально детей сажать некуда»Корреспондент РП побывал в школе, которая работает в четыре смены Читайте в рубрике «Титульная страница» Страшная смерть королевы комедииСегодня легендарной советской актрисе Тамаре Носовой могло бы исполниться 90. Но она умерла 10 лет назад в жуткой нищете Страшная смерть королевы комедии

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
История, политика и наука с её дронами-убийцами
Читайте ежедневные материалы на гуманитарные темы. Подпишитесь на «Русскую планету» в соцсетях
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»