«Эту традицию мы соблюдали еще в советские времена»
Фото: Муса Мусаев / «Русская планета»

Фото: Муса Мусаев / «Русская планета»

Как ногайцы из поселка Сулак поминали своих предков

17 мая ногайцы из дагестанского поселка Сулак совершили обряд поминовения предков. Они читали молитвы, готовили хинкал, раздавали милостыню. А их земляки, проживающие севернее в Кизлярском, Тарумовском и Ногайском районах, провели обряд жертвоприношения. В качестве милостыни они раздавали мясо жертвенных животных. Корреспондент «Русской планеты» посетил кладбище и место приготовления хинкала — блюда, которым, согласно обряду, насыщали души покойных.

– Обычно ногайцы, как и все мусульмане, посещают могилы родственников во время Курбан-байрама. Тот же самый обряд, но уже с необычным этническим оттенком в майские дни совершает часть ногайцев, проживающих в междуречье Терека и Сулака, — говорит вице-президент конгресса тюркских народов и член высшего совета федеральной национально-культурной автономии ногайцев России «Ногай Эл» Янгурчи Аджиев. Вместе с ним мы отправились на поселковое кладбище. Ногайцы, проживающие в Кизлярском, Тарумовском и Ногайском районах Дагестана, отмечают эту традицию несколько по-иному. Они режут скот и раздают мясо как милостыню.

Как рассказал Янгурчи Аджиев, согласно историческим сведениям XIX века, 14 ногайских аулов в междуречье Терека и Сулака входили в вольное общество «Торгу ногай». Торгу — это нынешний поселок Тарки, где видимо ранее тоже проживали ногайцы. Сейчас народ исторически называемый «Торгу ногай» не владеет сельскохозяйственными землями. Поселок Сулак — единственный крупный населенный пункт, где живут ногайцы, которые не смешались с другими дагестанскими народами.

Сейчас состав населения в междуречье Терека и Сулака стал многонациональным, рассказывает Аджиев. В XX веке с гор на равнину переселились аварцы, даргинцы, кумыки, лезниги, лакцы. Многие ногайцы ассимилировались с этими народами. Мононациональных ногайских населенных пунктов осталось только два. Это Сулак и Новая коса.

17 мая сулакцы всем поселком ходили на кладбище. А через несколько дней на другое кладбище к могилам своих предков пойдут жители Новой косы.

На пустыре вокруг кладбища скопилось много машин и мотоциклов с колясками. Сулакцы съезжают с трассы и расходятся к могилам своих родственников, дедов, прадедов, а потом обходят могилы сельчан. Собравшиеся не ожидали, что сход на кладбище будет столь массовым. Ночью шел дождь, утром еще накрапывало. А днем дождь снова усилился. Тем не менее, было многолюдно. Проезжающие по трассе «Махачкала–Астрахань» автомобилисты удивлялись, с чем связано такое скопление людей.

Фото: Муса Мусаев / «Русская планета»

– Зов предков, — коротко объяснил свое появление на кладбище уроженец Сулака Салман-Хаджи Абиев. Он приехал из Нового Уренгоя, где много лет живет и работает. — Эту традицию мы соблюдали еще в советские времена, когда я был маленьким. Сельчане пришли к могилам предков. Посидеть, помолчать, пообщаться, угостить друзей, помолиться, чтобы всевышний воздал близким ушедшим в иной мир, — говорит Абиев и добавляет, что еще соскучился по родным местам.

Весна в этом году была дождливой. От этого трава стоит местами выше человеческого роста. Косить ее на кладбище не принято. Тоже мусульманская традиция. Не усердствуйте в уходе за могилами, говорится в священном писании. Люди стоптали траву, повалили колючки вокруг могил.

Женщины берут из пакетов рис, осыпают могилы, а проходящим мимо сельчанам раздают сладости. Это садака (милостыня). Затем они усаживаются возле могил и коллективно читают молитву. Кто-то из родни, знающий арабский, читает вслух с маленькой книжки, остальные вторят ему про себя.

Кладбище начинается со «свежих» могил XX–XXI веков. Здесь похоронены участники войн времен Золотой орды, Великой Отечественной войны, а также войн нашего времени. В первом ряду — могила сержанта полиции Абдул-Манапа Даудова, полицейского, который погиб от рук боевиков. На могиле исламский символ — звезда и полумесяц, родовой знак в виде буквы «Т», и орден мужества, которым он был награжден посмертно.

Даудов погиб в 2010 году, находясь в служебном УАЗе, который преградил путь автомобилю террориста-смертника. «Нива» с 50 килограммами тротила в багажнике пыталась протаранить ворота базы ДПС в Махачкале, чтобы проехать к плацу, где в это время личный состав выстроился на утренний развод. Там террорист замышлял взорвать бомбу. УАЗ с сотрудниками спецподразделения (СОБР), среди которых был Абдул-Манап Даудов, перекрыл дорогу «Ниве», машина взорвалась. Все шестеро полицейских, находившихся в УАЗе, погибли. Тем самым Абдул-Манап и его коллеги спасли жизнь десяткам полицейских, которые находились на плацу.

Вместе с Янгурчи Аджиевым мы осмотрели старое кладбище. Возле некоторых могил — зеленые знамена на высоких древках. Аджиев объяснил: флаг принято устанавливать, если во время похорон кто-то в небе увидел знамение.

Трава у старых надмогильных плит нам по плечи. Из травы поднимаются верхушки плит и головы памятников. Захоронены тут в основном знатные люди. На памятниках — отличительные знаки. На могильных плитах — головы погребенных, выточенные из камня-песчаника и надписи на аджаме (арабское письмо, приспособленное к языкам народов Дагестана — Примеч. авт.). Одни перекошены, на других время стерло надписи. Обычно местные жители надевают резиновые сапоги. Во время ходьбы по мокрой траве ноги быстро промокают. Однако с дождем нам, можно сказать, повезло: в засушливую погоду можно наткнуться на ядовитую змею — гюрзу.

По словам Аджиева, на мужских могилах надмогильные плиты подчеркивают человеческий силуэт: туловище, голова и, если совершил хадж, головной убор с повязкой. Плиты на женских могилах полукруглой формы с небольшими выступами. На каждой могиле — родовой знак. Судя по ним, ногайцы не однородны по происхождению и являются потомками многих племен. Эксперт показал могилы со знаками рода скотоводов, погонщиков верблюдов. Много могил было из рода воинов, с соответствующим знаком в виде кинжала. Среди ногайцев есть потомки кипчаков, асов, алан, найманов, булгар. В единую орду их объединил Ногай, один из полководцев Золотой орды. После его смерти более восемнадцати племен, входящих в ногайскую орду, проживавших на обширной территории, стали именоваться ногайцами. Часть ногайцев расселилась в Дагестане.

После посещения кладбища жители поселка и их родственники, приехавшие из других регионов России, устроили полевую кухню. Готовить принято недалеко от кладбища, чтобы насытить души умерших. Женщины развели костры и варили мясо в больших котлах. У каждой семьи или рода был свой костер, свой большой котел, в котором варилось мясо для хинкала из заранее заготовленной баранины и говядины. Женщины катали тесто на досках, резали на кубики и сыпали в котлы. Затем вареные хинкалики шумовкой доставали из кипящего бульона и подавали в тарелках. По вкусу к ним добавляются соусы, с томатом или и чесноком. И мясо подается отдельно. После трапезы, как принято у мусульман, снова читали молитву. Затем все произнесли по-ногайски «джан туйсум» — слова, означающие, что души умерших насытились, приняв садаку.

«Чтобы скрыть уродство, замазывают желтым раствором» Далее в рубрике «Чтобы скрыть уродство, замазывают желтым раствором»Специалисты критикуют ход реставрации стен Дербентской крепости Читайте в рубрике «Титульная страница» Зураб Соткилава: «Смерти нет!»Ушел человек-легенда, подаривший минуты подлинного счастья любителям оперы Зураб Соткилава: «Смерти нет!»

Комментарии

21 мая 2015, 16:04
Интересно)
22 мая 2015, 17:53
Интересные традиции. Всегда очень уважала людей, чтящих заветы своего народа и предков.
Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Дискуссии без купюр.
Читайте «Русскую планету» в социальных сетях и участвуйте в обсуждениях
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»